Стартап ХIX века: кредит на 24 года под  6% годовыхВсем известен сюжет поэмы Николая Васильевича Гоголя «Мертвые души», где Чичиков скупает души покойных крестьян. Однако, не все читатели понимают, для чего он это делает. Между тем проект Чичикова представляет значительный интерес с экономико-правовой точки зрения.

Попробуем разобрать стартап Чичикова

Чичиков остро нуждается в стартовом капитале и у него на этот счет есть план-схема. Его основой является получение кредита под фиктивный договор залога мертвых крепостных душ. По законам того времени сведения о крестьянах находились в в тогдашних реестрах -«ревизских сказках».Ревизские сказки актуализировались посредством переписей в определенный временной цикл. При этом, в промежутках между переписями умершие крестьяне формально считались живыми, поскольку банки работали именно с этими документами. Таким образом, скупка мертвых душ представляла собой процесс формирования залоговой массы. Но при этом существовало ограничение, что в залог можно было отдавать крестьян с землей, а земли у Чичикова как раз в наличии и не было. Но, существовал Указ, в силу которого, при освоении Таврической и Херсонской губерний земли помещикам предоставлялись от государства безвозмездно. Именно поэтому Чичиков покупает крестьян на вывод, якобы для переселения. Для банка он предоставил бы свидетельства о собственности на землю, должным образом зарегистрированные купчие крепости (договора о покупке крестьян).В случае необходимости он был готов предоставлять и дополнительные документы,например справки о крестьянах от капитана-исправника (конечно же, за взятки). Кредит Чичиков собирался брать в Опекунском совете Воспитательного дома - небанковском финансовом учреждении, осуществлявшем кредитование.

70 копеек за душу

А теперь попытаемся оценить эффективность проекта, исходя из данных, приведенных в книге бессмертного писателя. Цена ревизской души - до 500 руб., залоговая стоимость - 200 руб. При этом затраты Чичикова точно подсчитать сложно - нет данных о структуре сделок. У Коробочки он купил 18 душ за 15 руб. всего, у Плюшкина - 198 по 32 коп. за штуку. Манилов ему души подарил, но цифра не приведена, нет данных и по Собакевичу, известна лишь цена - 2,5 руб. за душу. Логично предположить, что у них куплено по 100 душ (нет данных о различиях в смертности в двух поместьях) - это дает 416 душ (из текста известно, что всего было более 400). Тогда средняя цена - 70 коп. за душу при залоговой стоимости в 200 руб. Отличный результат, но высокая прибыль, как известно, сопряжена с большим риском.Стартап ХIX века: кредит на 24 года под  6% годовых
Чичиков совершает крупную ошибку - его маркетинг слишком агрессивен. Совершенно не нужно было пытаться покупать души у Ноздрева и Коробочки. Ноздрев просто ненадежен, а у Коробочки куплено 18 душ - всего 4,5% от общей суммы. Самый сильный переговорщик Собакевич, по-видимому, сразу понял бизнес-идею Чичикова, поскольку предложил стартовую цену в 100 рублей, то есть половину залоговой стоимости. Однако, пользуясь монопольным положением покупателя, Чичиков жестко ведет переговоры с Собакевичем и сбивает цену до 2,5 рубля. Кстати, в последующих обсуждениях именно Собакевич высказал аргумент, которым защищался бы и Чичиков, - в момент покупки крестьяне были живы, но вполне могут умереть от болезней при переселении. Вторая крупная ошибка - временны/е рамки проекта. Первый этап прошел хорошо - неделя в уехздном городе на предварительное изучение рынка, три дня поездок для переговоров с помещиками, завершение оформления документов на следующий день. Транспортные проблемы (пьяный кучер, поиск дороги) были несущественными. Однако Чичиков остается в городе еще на несколько недель и теряет контроль над рисками - о скупке мертвых душ знает уже весь уездный город N от Ноздрева и от Коробочки.

Стартап ХIX века: кредит на 24 года под  6% годовыхПроект вступил в кризисную фазу, но Чичикову все же удалось его реализовать. Во-первых, провинциальные чиновники не были знатоками банковского права и не могли понять, зачем нужны мертвые души. Во-вторых, российская правоохранительная система была нерасторопна по отношению к к такого рода схемам. Так прокурор, вместо того чтобы возбудить в отношении Чичикова уголовное дело, думал, думал - да и помер от сомнений. Схема Чичикова также была рассчитана и на то, что чиновники, озабоченные изменениями в вертикали власти (в губернию ехал новый генерал-губернатор), скорее всего не будут фиксировать внимание на истории с мертвыми душами. Вспомните, как в финале поэмы птица-тройка несется по российской равнине, увозя господина Чичикова с пакетом документов для банка. И едет он туда за кредитом в 80 тысяч рублей на стандартных для того времени условиях - 6% годовых на 24 года.